Налоговые споры в конституционном суде

Налоговые споры в конституционном суде

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Лекторы – ведущие эксперты, непосредственные разработчики законов:
В. В. Витрянский, Л. Ю. Михеева, Е. А. Суханов, А. А. Маковская. Принять участие можно очно/ онлайн или в записи, в любой точке страны!

Решение судебных органов как источник налогового права Российской Федерации

Решение судебных органов как источник налогового права
Российской Федерации

По прежнему остается дискуссионным важный вопрос: является ли источником налогового права судебная и арбитражная практика?

По моему мнению, основными причинами того, что акты правосудия выступают источником налогового законодательства, являются:

— противоречия федерального налогового законодательства , Конституции РФ и принципам налогового права;

— противоречия федеральных налоговых законов между собой;

— нарушения процедуры принятия и введения в действие нормативного налогового акта;

— несоответствия подзаконных актов и региональных налоговых законов федеральным налоговым законам.

В этой связи возрастает роль Конституционного Суда РФ как источника налогового права.

В 2002 году из 30 дел, рассмотренных Конституционным Судом РФ по налоговым спорам, 17 было решено в пользу налоговых органов (государства). 13 решений принято в пользу налогоплательщиков.

Судебные вердикты Конституционного Суда РФ являются важным аргументом при разрешении тех или иных конфликтных ситуаций и фактически выступает главным авторитетным и независимым источником при принятии налогоплательщиками и налоговыми органами конкретных решений.

Все рассмотренные Конституционным Судом РФ дела по вопросам налогов и сборов касаются шести основных тем:

1) конституционное понятие налога, признаки налога и его отличие от сборов и иных неналоговых платежей;

2) разграничение полномочий между Российской Федерацией и ее субъектами по вопросу об установлении налогов и сборов;

3) разграничение компетенции между Федеральным Собранием РФ и Правительством РФ, Президентом РФ по вопросам налогообложения;

4) пределы ограничения права частной собственности в процессе налогообложения и необходимость учета конституционных гарантий права частной собственности;

5) принцип равенства перед законом и судом в области налогообложения;

6) правила придания обратной силы налоговым законам и их взаимосвязь с бюджетными законами.

Конституционный Суд РФ как судебный орган конституционного контроля в силу п. 1 ст. 3 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде РФ» разрешает дела только о соответствии, в частности федеральных законов Конституции РФ.

Как известно, Конституционный Суд занимается толкованием Основного закона, т.е. разъясняет смысл интерпретируемых норм. Результатом такого толкования становится правовая позиция Конституционного Суда РФ, т.е. прецедент толкования конституционной нормы, выраженный в мотивировочной части постановления; он имеет письменную форму и обладает нормативным значением.

Нормативное толкование Конституционного Суда РФ рассчитано на неоднократное применение, осуществляется в отношении широкого круга общественных отношений, является официальным и обязательным. Правовая позиция Суда распространяется не только на участников конкретного конституционного спора, при рассмотрении которого она была сформулирована, но направлена неограниченному кругу лиц. Поэтому все решения Конституционного Суда являются источниками права и им присуща материально-правовая сила закона.

На основе решений Конституционного Суда законодательные органы, не дожидаясь отмены положений, противоречащих правовой позиции Конституционного Суда РФ, должны самостоятельно внести соответствующие коррективы в действующие законы.

Статьей 6 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде РФ» установлен принцип обязательности решений Конституционного Суда РФ на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений. Говоря другими словами, Конституционный Суд РФ осуществляет конституционное судопроизводство с целью проверки конституционности (действительности) федеральных законов.

Поэтому важнейшим здесь становится то обстоятельство, что фактически Конституционный Суд РФ в определенных пределах выполняет правотворческую функцию, осуществляя конкретизацию норм Конституции . Конституционный Суд создает новые нормы, в особенности процедурного характера, восполняет пробелы Конституции .

Правовые позиции Конституционного Суда РФ в отношении проблем налогообложения выражены, как правило, в особой форме. В ходе рассмотрения дел о проверке конституционности нормативных актов о налогах и сборах Суд толкует конституционные нормы и формулирует основные принципы налогообложения и сборов. В случае если нормативные акты о налогах и сборах противоречат этим принципам, Суд объявляет эти акты не соответствующими Конституции РФ.

Изучение правовых позиций Конституционного Суда РФ по вопросам налогообложения и сборов в основном состоит в изучении сформулированных в его постановлениях основных принципов налогообложения и сборов, определении их содержания, сфер и способов применения.

В ряде своих постановлений КС РФ выделил важнейшие критерии, которым должна отвечать практика налогообложения в правовом демократическом государстве.

Достаточно напомнить, что правовые позиции Конституционного Суда были во многом учтены при принятии Налогового кодекса РФ.

Хочу привести конкретные примеры.

Как известно, действовавшим до принятия Налогового кодекса РФ налоговым законодательством предусматривалось взыскание финансовых санкций в бесспорном порядке.

Конституционный суд РФ своим постановлением N 20-П от 17.12.1996 года признал не соответствующим Конституции РФ положения о праве налоговых органов производить взыскание с юридических лиц сумм штрафов, а также всей суммы сокрытого или заниженного дохода (прибыли) в бесспорном порядке без их согласия.

В результате в Налоговом кодекса РФ появились следующие статьи:

— ст. 104 , согласно которой взыскание штрафных санкций осуществляется исключительно по решению суда;

— ст. 106 , согласно которой налоговым правонарушением признается только противоправное правонарушение;

— ст. 108 , согласно которой вину налогоплательщика обязан доказать налоговый орган;

— ст. 112 , согласно которой судам предоставлено право при наложении санкций устанавливать и учитывать смягчающие обстоятельства.

Кроме того, решения Конституционного Суда РФ дополняют общие принципы налогового права.

Постановлением Конституционного Суда РФ от 21 марта 1997 г. N 5-П по делу о проверке конституционности положений абзаца второго пункта 2 статьи 18 и статьи 20 Закона РФ от 27 декабря 1991 г. «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» к числу правовых принципов, применяемых на федеральном, региональном и местном уровнях, были отнесены принципы обеспечения единой финансовой политики, включающей в себя единую налоговую политику; единство налоговой системы; равное налоговое бремя и установление налоговых изъятий на основе закона. Данные принципы оказывают существенное влияние на развитие правовых основ налогообложения, суть которого сводится к возможности формирования налоговой политики государства, направленной на обеспечение эффективности функционирования представительных и правоприменительных органов государственной власти. Это дает возможность:

— определять качественный состав налоговой системы и разрабатывать правовые концепции изменения налогового законодательства;

Читайте так же:  Счет торгового сбора

— усиливать меры по укреплению налогового администрирования и защите прав и законных интересов участников налоговых правоотношений, включая развитие институтов налоговой ответственности, налоговой тайны, института «презумпции невиновности налогоплательщика»;

— формирование налогового законодательства с учетом развития основных правовых институтов смежных отраслей права (гражданского, таможенного, экологического и других).

Таким образом, решения Конституционного Суда РФ, содержащие нормы, так или иначе регулирующие налогообложение, являются важными источниками налогового права.

В отношении же судебной и арбитражной практики в целом необходимо отметить, что, хотя вопрос о судебной практике как источнике права остается дискуссионным, нельзя не признать, что акты правосудия (решения Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации) оказывают существенное влияние на применение налогового законодательства .

Вместе с тем формирование юридической конструкции налогового законодательства не может происходить изолированно от практики российских судов, которые оказывают существенное влияние на процесс становления законодательства о налогах и сборах, как источник налогового права.

Начальник юридического отдела
ИМНС РФ по Советскому округу г. Липецка

http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/33602371/

Банкротство: MustRead

В Постановлении № 39-П КС РФ дал оценку судебной практике привлечения должностных лиц налогоплательщика к гражданско-правовой ответственности в форме возмещения вреда, причиненного налоговым преступлением.

Ниже приводятся основные положения правовой позиции Конституционного суда и ее толкования ФНС России.

Взыскание налоговых долгов организации с физических лиц признано соответствующим Конституции РФ

Конституционный суд признал, что подп. 14 п. 1 ст. 31 НК РФ, ст. 15, п. 1 ст. 1064 ГК РФ не противоречат Конституции РФ и допускают возможность взыскания по искам прокуроров и налоговых органов о возмещении вреда, причиненного публично-правовым образованиям, денежных сумм в размере не поступивших в соответствующий бюджет от организации-налогоплательщика налоговых недоимок и пеней, с физических лиц, которые были осуждены за совершение налоговых преступлений, вызвавших эти недоимки, или уголовное преследование в отношении которых было прекращено по нереабилитирующим основаниям.

Условия для взыскания с физических лиц вреда, причиненного налоговым преступлением

Разъясняя конституционно-правовой смысл вышеуказанных норм, КС РФ указал, что взыскание с физических лиц вреда, причиненного налоговым преступлением, допускается при соблюдении следующих условий:

  • обязательное установление всех элементов состава гражданского правонарушения;
  • внесение в ЕГРЮЛ сведений о прекращении организации-налогоплательщика, либо установление судом того, что данная организация является фактически недействующей и (или) что взыскание с нее, либо с лиц, привлекаемых к ответственности по ее долгам, на основании норм налогового и гражданского законодательства невозможно, или что что юридическое лицо-налогоплательщик служит «прикрытием» для действий контролирующего лица.

ФНС России, разъясняя момент исчерпания возможностей для взыскания недоимки с организации-налогоплательщика, приводит перечень обстоятельств, наличие хотя бы одного из которых считает достаточным, в том числе такие неоднозначные как:

  • наличие в ЕГРЮЛ сведений, в отношении которых внесена запись об их недостоверности;
  • установленная в результате анализа финансово-хозяйственного состояния организации, проведенного налоговым органом или иным лицом (арбитражным управляющим, экспертом) невозможность погашения обязательных платежей;
  • отсутствие оснований или достаточных доказательств для взыскания ущерба с лиц, привлекаемых по долгам организации.

Признавая спорные нормы закона не противоречащими Конституции РФ, высший суд стремился создать ограничения, при которых рассматриваемый механизм ответственности применялся бы как исключительный. Однако вышеприведенный перечень создает условия для того, чтобы налоговые органы могли взыскивать ущерб с физических лиц еще до полноценной реализации иных установленных специальным законодательством способов защиты.

Размер ответственности физических лиц

Конституционным судом признано, что с физических лиц не могут быть взысканы суммы штрафов за налоговые правонарушения – только недоимка и пеня.

В то же время, ФНС России полагает, что суммы штрафов могут быть предъявлены к взысканию в пользу организации-налогоплательщика с физических лиц в качестве убытков в соответствии с положениями ст. 61.20 Закона о банкротстве, в том числе при отсутствии процедуры банкротства.

Возможность снижения размера возмещаемого вреда физическим лицом

КС РФ признал существенную специфику правоотношений по возмещению физическим лицом вреда, причиненного налоговым преступлением, как вида юридической ответственности, и указал, что при определении размера возмещения вреда по данной категории споров суд вправе учитывать:

  • имущественное положение физического лица (в т.ч. имело ли место обогащение в результате совершения налогового преступления);
  • степень вины физического лица;
  • характер уголовного наказания;
  • иные существенные обстоятельства.

В качестве подтверждения факта обогащения от налогового преступления налоговый орган предписывает территориальным органам рассматривать такие косвенные обстоятельства как:

  • изменение материального уровня ответчика и связанных лиц;
  • превышение расходов ответчика и связанных с ним лиц над их официально установленными доходами в период совершения преступления либо после него;
  • наличие существенных активов при отсутствии доказанных источников их происхождения;
  • прямое или косвенное направление средств юридического лица на обезличенного выгодоприобретателя (в т.ч. структуры в иностранных юрисдикциях);
  • любой иной прямой или косвенный финансовый интерес, выгода, иные привилегии и преимущества;
  • наличие иного личного интереса как мотива преступления (в т.ч. карьеризм, протекционизм, семейственность).

Кроме того, ФНС России полагает, что размер возмещения вреда не подлежит снижению в случаях назначения физическому лицу наказания, не связанного с лишением свободы, а степень вины одного физического лица может снижаться только при наличии иных виновных лиц, на которых может быть переложена соответствующая часть материальной ответственности.

Жесткая нацеленность разъяснений ФНС России на реальное взыскание налоговых недоимок с физических лиц значительно усложняет судебное разбирательство о взыскании ущерба, требуя значительных усилий по опровержению расширяющейся доказательственной базы налоговых органов.

Уменьшение размера ответственности при умышленном причинении вреда

ФНС России, ссылаясь на п. 3 ст. 1083 ГК РФ, который не был предметом рассмотрения КС РФ, предписывает территориальным органам исходить из недопустимости уменьшения размера возмещения вреда, в т.ч. с учетом имущественного положения гражданина, если в его действиях обнаруживается вина в форме умысла.

Применение п. 3 ст. 1083 ГК РФ в рассматриваемых ситуациях без учета правовой позиции, изложенной в Постановлении КС РФ № 39-П, практически нивелирует немногие позитивные для привлекаемых к ответственности лиц выводы Конституционного суда, поскольку налоговые преступления, предусмотренные ст. 199, 199.1, 199.2 УК РФ, предполагают умышленную форму вины.

Бремя доказывания и значение приговора по уголовному делу

Согласно правовой позиции Конституционного суда, сам факт вынесения обвинительного приговора или прекращения уголовного дела не может расцениваться судом как безусловно подтверждающий виновность ответчика в причинении вреда.

Однако ФНС России подчеркивает, что вина причинителя вреда в гражданском процессе презюмируется и на него возложено бремя доказывания отсутствия вины. Одновременно, в разъяснениях содержится перечень случаев, когда не требуется обязательное установление всех элементов состава гражданского правонарушения и исследование всех обстоятельств деликта, в том числе:

  • разрешение вопроса о гражданском иске одновременно с вынесением приговора по уголовному делу;
  • наличие вступившего в силу приговора суда в силу его преюдициального характера.
Читайте так же:  Втб сроки выплаты дивидендов

Применимость правовой позиции Конституционного суда к иным спорам

Учитывая широкое распространение практики привлечения физических лиц к ответственности по обязательствам компаний (не только налоговым), явную несоразмерность взыскиваемых сумм финансовым возможностям граждан и отсутствие принципиальных различий между природой ответственности по возмещению убытков, причиненных преступлением, представляется возможным не ограничивать применение правовой позиции КС РФ, изложенной в Постановлении № 39-П, только случаями возмещения вреда, причиненного налоговым преступлением.

Действующее процессуальное законодательство предусматривает возможность пересмотра судебных актов, вынесенных не только в отношении граждан-заявителей в конституционном судопроизводстве, при соблюдении ряда условий. В частности, решение не должно быть исполнено хотя бы в части. Кроме того, важное значение имеет отраслевая специфика норм, проверявшихся КС РФ на их соответствие Конституции РФ. По общему правилу, основанием пересмотра являются правовые позиции, касающиеся публично-правовых норм. Тем не менее, исходя из существа правоотношений по возмещению ущерба, причиненного преступлением по налоговому составу УК РФ, мы усматриваем основания для обращения с заявлением о пересмотре состоявшихся решений по новым обстоятельствам со ссылкой на позицию КС РФ, изложенную в Постановлении № 39-П. Срок такого обращения в суд истекает 12 марта 2018 г.

Выводы

Постановление Конституционного Суда РФ № 39-П допускает взыскание налоговых долгов организации с физических лиц, совершивших налоговые преступления, но ориентирует суды на более взвешенное рассмотрение вопроса о наличии оснований для взыскания и возможность снижения размера возмещения вреда физическим лицом.

Вместе с тем, официальное толкование ФНС России правовой позиции Конституционного суда в некоторых вопросах расходится со смыслом и направленностью разъяснений Конституционного суда и позволяет прогнозировать увеличение количества такого рода споров, а также возрастание их сложности.

Учитывая активную позицию налоговых органов при взыскании налоговой задолженности вне зависимости от ее размера, а также сложность защиты по данной категории дел, риски привлечения сотрудников, руководителей, контролирующих лиц компаний к ответственности за нарушение требований налогового законодательства существенно повышаются.

Помощь консультанта

Обладая обширным успешным опытом защиты интересов различных категорий лиц, вовлеченных в процедуры, применяемые в делах о банкротстве, специалисты «Пепеляев Групп» предоставляют правовую поддержку в том числе в судебных разбирательствах, связанных с привлечением к субсидиарной ответственности, возмещением убытков и вреда, причиненного в результате неисполнения юридическим лицами своих обязательств, включая налоговые.

Мы готовы оценить перспективы пересмотра состоявшихся судебных актов о взыскании с граждан недоимок компаний в качестве убытков, подготовить позицию и оказать иную квалифицированную правовую помощь.

http://www.pgplaw.ru/analytics-and-brochures/alerts/the-constitutional-court-and-the-federal-rules-of-involvement-of-physical-persons-liable-for-the-tax/

ВС оспорил норму Налогового кодекса в Конституционном суде

История дела

В 2014 году ООО «Газпромнефть-развитие» ошибочно уплатило в Пенсионный фонд больше 2,5 млн руб. страховых взносов. Эту сумму компания заплатила с денег, которыми возместила своим сотрудникам аренду квартир на новом месте работы, куда они вынуждены были переехать.

Суды решили, что возврат денег невозможен. Причина – сведения о взносах учтены на индивидуальных лицевых счетах застрахованных лиц, то есть сотрудников компании. Запрет на возврат страховых выплат в таких случаях прямо предусмотрен в утратившем силу с 1 января 2017 года законе «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования», а с 1 января 2017 года установлен в п. 6.1 ст. 78 Налогового кодекса.

Спор дошел до судебной коллегии Верховного суда по экономическим спорам, которая, прежде чем разбираться в деле, попросила Конституционный суд проверить спорную норму НК и нормы ряда других законов.

Авторы запроса сомневаются в оправданности ограничения, которое не позволяет компании вернуть свои деньги. По мнению судей экономколлегии, «ограничение права на распоряжение образовавшейся переплатой не должно приводить к ограничению права собственности без достаточных на то оснований». В запросе экономколлегия отметила: плательщик страховых взносов лишается права распорядиться своим имуществом в силу лишь одного факта разнесения сведений об уплаченных взносах по лицевым счетам застрахованных лиц безотносительно того, способен ли возврат излишних платежей в действительности привести к нарушению их прав.

Кроме того, Верховный суд обратил внимание на отсутствие механизма зачета страховых взносов, излишне уплаченных за периоды до 1 января 2017 года в счет уплаты страховых взносов, которые урегулированы с указанной даты в Налоговом кодексе.

Переходный период неопределенности

На заседании позицию экономколлегии ВС представлял Анатолий Першутов. По его словам, Конституционный суд неоднократно обращал внимание, что в случае переплаты налогов на них распространяются все гарантии защиты права собственности, потому как правовые основания для уплаты их в этот период отсутствовали. И такая же норма, по мнению ВС, должна распространяться и на страховые платежи. В рассматриваемом же деле нижестоящие суды констатировали отсутствие возможности исправить ошибки, а ограничение права приобрело произвольный характер.

По его словам, проблема с возвратом переплат по страховым платежам возникла в «переходный период» по тем деньгам, что были заплачены до 1 января 2017 года, а вопрос о возврате встал уже после этой даты. «Разве это справедливо, когда проведение административной реформы в качестве побочного эффекта имеет нарушение законных прав плательщиков на распоряжение своей собственностью? В чем разница между нами и теми плательщиками, которые имеют право на возврат за старые или, наоборот, новые периоды после 1 января 2017 года?» – задалась вопросом представитель компании «Газпромнефть-развитие» Любовь Старженецкая из TAXOLOGY TAXOLOGY Федеральный рейтинг группа Налоговые споры × , которой предоставили слово в заседании.

Мы оказались в ситуации, когда невозможен ни возврат, ни зачет. Это создало явную ситуацию правовой неопределенности.

«Ситуация отнюдь не бесспорна»

Полпред президента Михаил Кротов отметил, что в деле компании «Газпромнефть-согласие» поднимается и вопрос о том, должны ли уплачиваться страховые платежи с тех денег, что работодатель заплатил за вынужденное «переселение» в аренду своих сотрудников. Существуют разные мнения на этот счет, заявил полпред президента. Например, ПФР и Минфин по делу указали, что с таких выплат должны уплачиваться страховые платежи, но суды эту позицию во внимание не приняли. «Указанная позиция, несмотря на попытки ее опровержения Верховным судом, настойчиво включается в разъясняющие письма министерств последних лет», – заверил Кротов.

По его мнению, Верховный суд «не может не понимать, что ситуация с заявителем в его деле отнюдь не бесспорна», так как разъяснения всех министерств и самого правительства четко говорят о том, что надо платить взносы по компенсациям за переезд.

Верховный суд, вставая на сторону конкретных работодателей, хочет оспорить конституционность норм, на применение которых в отношении себя заявитель-работодатель фактически не имеет права, так как не имеет права на возврат страховых платежей.

Видео (кликните для воспроизведения).

Михаил Кротов, полномочный представитель президента РФ в Конституционном суде

Читайте так же:  Заполнение нулевой налоговой декларации усн

«И если Конституционный суд, будучи втянут в весьма неоднозначный спор судов и органов государственной власти, не будет учитывать эту материально-правовую составляющую при рассмотрении дела, это может привести к тому, что вынесенным постановлением Конституционный суд фактически утвердит весьма спорную и не вполне обоснованную позицию о том, что с таких сумм компенсаций не должны уплачиваться страховые взносы», – подчеркнул Кротов.

По словам полпреда президента, эти суммы, вопреки мнению ВС, не могут не учитываться при выплате страховых взносов, «иначе нас ждет вывод из заработной платы огромных, не подлежащих обложению налогами и страховыми взносами сумм». «Полагаю, что проблема конституционности положений должна рассматриваться, но не на имеющемся примере, когда само право на возврат таких сумм не является бесспорным», – заключил по этому вопросу Кротов.

– Как полагаете, обязан ли Верховный суд во всех случаях следовать интерпретациям и разъяснениям, которые дает Министерство финансов, применительно к тому, как оно понимает законодательство? – поинтересовался у Кротова судья КС Константин Арановский.
– Право официального толкования налогового и бюджетного законодательств принадлежит Министерству финансов. Это официальное толкование, которому оно обязано следовать, – ответил Кротов.

«Я хотел бы сказать, что этот вопрос в предмет рассмотрения сегодняшнего заседания не входит. Я думаю, что он не должен обсуждаться», – ответил ему позднее Першутов.

Зачет против возврата

Представитель Генпрокуратуры Татьяна Васильева согласилась с позицией экономколлегии ВС о том, что у компании должна быть возможность исправить допущенную ошибку – если не путем возврата денег, то хотя бы путем их зачета в будущем. «На сегодняшний день в законе отсутствует указание на способ распоряжения переплатой страховых взносов, что свидетельствует о дефектности, пробельности конструкции правовой нормы», – заявила она.

Роман Соколов, представитель ПФР, высказал мнение, что компания «Газпромнефть-развитие» выбрала ненадлежащий способ защиты. Компании следовало обратиться в ФНС за зачетом страховых платежей в будущие периоды. Представитель ФНС Александр Матвиенко за несколько минут до выступления Соколова отметил: «ФНС считает, что положения не предусматривают зачет излишне уплаченных страховых взносов, уплаченных до 1 января 2017 года, а устанавливает исключительно их возврат».

Матвиенко отметил, что зачет – это форма возврата, а различия между ними заключаются лишь в сроках получения средств из бюджета. Он согласился с тем, что работодатели не должны быть ограничены в возможности исправить свою ошибку.

«У нас расходятся мнения ПФР и ФНС о том, как в этой ситуации можно восстановить права страхователя в случае излишней уплаты страховых взносов», – обратил внимание Першутов.

Если даже представители официальных органов не могут прийти к единому мнению, то о какой определенности правовых норм можно говорить?

Судья также напомнил и о Письме ФНС от 10 апреля 2017 года № ГД-4-8/6690, в котором прямо указано, что действующее законодательство зачета не предусматривает.

«На наш взгляд, действующее правовое регулирование не исключает установления законодателем в перспективе и такого способа распоряжения имуществом для страхователя, как возврат излишне уплаченных сумм», – указал Кротов.

Поправки в законодательство или изменения практики?

«Законодатель никогда не стоит на месте и всегда готов усовершенствовать свои правовые позиции, если в них находятся пробельности и несоответствия», – заверила Мария Мельникова из Минюста. Но, по мнению министерства, главное – определить, что считать излишне уплаченными страховыми взносами, а уже из этого исходить при возврате или зачете страховых сумм.

По словам Татьяны Васильевой, сложившуюся ситуацию можно исправить как с помощью законодательных изменений, так и путем формирования позиции КС о возможности зачета излишне уплаченных сумм, если они действительно были необоснованно учтены и выплачены.

О том, какое решение по делу примет Конституционный суд, станет известно позднее. Обычно судьи оглашают постановление в течение месяца со дня открытого заседания.

http://pravo.ru/story/214760/

Налоговые споры: в суде и вне суда (О. Борисова, «эж-ЮРИСТ», N 2, январь 2007 г.)

Налоговые споры: в суде и вне суда

Налоговые споры составляют значительный процент от разрешаемых арбитражными судами дел, и вопрос об оптимизации процедуры их рассмотрения широко обсуждается с давних пор. В то же время упрощение процедуры не должно нарушать конституционное право налогоплательщиков на судебную защиту. Достигнуть компромисса поможет продуманное и взвешенное заимствование опыта зарубежных стран.

При разрешении арбитражными судами споров между налогоплательщиками и налоговыми органами особую практическую значимость приобретают правовые позиции Конституционного Суда РФ по налоговым спорам. Обращение в КС РФ — необязательная стадия. Однако такое обращение позволяет снять напряжение и решить проблему, связанную с дефектом законодательства или правоприменительной практики.

Именно от решений федеральных арбитражных судов в большинстве случаев зависит, сможет ли налогоплательщик защитить свои права как более слабая сторона в налоговых правоотношениях. В совокупности акты высшего судебного органа арбитражной юрисдикции служат средством обеспечения единообразного применения законодательства при разрешении налоговых споров. Решения КС РФ имеют иную природу и значение, выработка его правовых позиций осуществляется в процессе интерпретации конституционных норм. Специальные положения и выводы КС РФ, в частности о виновной ответственности, порядке взыскания санкций, бремени доказывания и другие, прочно вошли в практику арбитражных судов.

Новеллой является институт апелляционной жалобы в вышестоящую налоговую инстанцию.

Вместе с тем значительная доля налоговых дел связана с конкретизацией норм НК РФ, что воспроизводит факт колоссального по значимости влияния судебной арбитражной практики в регулировании налоговых отношений. Правовая позиция о том, что бесспорный порядок взыскания налоговых платежей при наличии последующего судебного контроля как способа защиты прав налогоплательщика не противоречит требованиям Конституции РФ, была высказана КС РФ гораздо раньше в Постановлении от 17.12.96 N 20-П, Определении от 06.12.2001 N 257-О, однако неверно понята законодателем. Следствием чего явилось огромное количество налоговых споров о признании не подлежащим исполнению исполнительного или иного документа, по которому взыскание производится в бесспорном (безакцептном) порядке (ст. 47 НК РФ). На примере данной категории налоговых споров как наиболее распространенной можно проследить путь реализации правовой позиции суда в новеллах налогового законодательства, внесенных Законом от 27.07.2006 N 137-ФЗ.

Прежде всего следует определиться, что фактически установлено два порядка взыскания налоговой задолженности: бесспорный (в отсутствие спора) и безакцептный (путем выставления инкассового поручения (распоряжения) без согласия на взыскание).

Недоимки и пени свободно взыскиваются в бесспорном порядке. Установленные лимиты по суммам внесудебного взыскания больше не действуют (ст. 103.1 исключена из НК РФ). Однако в отношении штрафов КС РФ указал на недопустимость их взыскания в бесспорном порядке как платежей, отражающих карательный институт налогового права. Такой порядок приобретает неконституционный характер при несогласии налогоплательщика с решением налогового органа. Это означает, что в случае принятия налоговым органом решения о взыскании штрафов для налогоплательщика должен быть установлен срок, в течение которого наличие спора презюмируется. Если налогоплательщик использует свое конституционное право на обжалование, то возможность безакцептного порядка взыскания аннулируется.

Читайте так же:  Напечатать бланки строгой отчетности для ип

Логично, что в случае пропуска процессуального срока отсутствует спор о праве. И как следствие — безакцептное взыскание налоговым органом штрафа не будет противоречить конституционным положениям. В соответствии с п. 9 ст. 101 НК РФ (новой редакции) возможность оспаривания ограничена сроком 10 дней. Новеллой является институт апелляционной жалобы в вышестоящую налоговую инстанцию на решение налогового органа о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения и решение об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения (новая редакция ст. 101, новые ст. 101.2 и 101.3 НК РФ). Законодателем упрочен административный порядок разрешения налоговых споров с целью «разгрузить» арбитражные суды.

Обязательность выстраивания эффективной системы административного обжалования диктуется в первую очередь необходимостью налаживания взаимодействия и состязательности между налогоплательщиками и налоговыми органами. Меры, применяемые при этом, должны быть легитимными.

Однако установленный обязательный апелляционный порядок является ограничительным для реализации конституционного права налогоплательщика на судебное обжалование, это нарушает положения ч. 1 ст. 46, ст. 55 Конституции РФ, декларирующие судебную защиту прав и свобод как гарантию в отношении всех других конституционных прав и свобод. В российских условиях вышестоящий налоговый орган не может быть признан беспристрастной инстанцией. Целесообразнее было бы создать независимый юрисдикционный орган в системе налоговой администрации.

В случае если налоговая практика продемонстрирует неэффективность апелляционного порядка защиты прав, данный вопрос станет основанием обращения налогоплательщиков в Конституционный Суд РФ.

Также п. 2 ст. 101.2 НК РФ предусматривает, что если вышестоящий налоговый орган, рассматривающий апелляционную жалобу, не отменит решение нижестоящего налогового органа, решение последнего вступит в силу с даты его утверждения вышестоящим налоговым органом. Следовательно, автоматически штраф подлежит взысканию в безакцептном порядке. Данное основание также имеет явные предпосылки стать предметом проверки его конституционности в КС РФ.

Как видим, потенциально порядок реализации законодателем правовых позиций Конституционного Суда РФ, выраженных в постановлениях от 17.12.96 N 20-П и от 28.02.2006 N 2-П, Определении от 06.12.2001 N 257-О, имеет все правовые основания быть вновь подвергнутым судебному конституционному контролю.

Указанные выводы подтверждаются американским опытом разрешения налоговых споров. Например, в рамках административной процедуры на этапе сбора налогов действует Апелляционная служба Налогового управления США, однако для налогоплательщиков обращение с апелляционной жалобой не является обязательным. И государство, и налогоплательщики вправе предъявлять свои аргументы и доказательства в суд, минуя совещание в Апелляционной службе (См.: Финансовое право зарубежных стран: исследования, рефераты, законодательные акты / под ред. А. Н. Козырина — М.: Готика, 2005. С. 20-22).

Со сложностями в регулировании порядка взыскания налоговых штрафов сталкивается не только правовая система Российской Федерации. В частности, Верховный суд США в противоречие политическим установлениям Конгресса настаивает на принятии «принципа справедливого подчинения» (principles of equitable subordination) на основании разработанной судебной доктрины «справедливого подчинения» (doctrine of equitable subordination), чтобы позволить судам по делам о банкротстве преобразовывать налоговый штраф в приоритетный среди административных расходов, когда это будет оправдано конкретными фактами (Case 94-1785 Commissioner of Interna* Revenue v. Robert F. Lundy [January 17, 1996] // Bulletin of the Supreme Court of the United States N 1996-34, August 19, 1996, p. 10-11). Как известно, американские налоговые органы в своей деятельности непосредственно руководствуются судебными доктринами.

Установленный обязательный апелляционный порядок является ограничительным для реализации конституционного права налогоплательщика на судебное обжалование.

В российском праве уже видны свидетельства прогноза В.В. Лазарева: «Вполне может случиться так, что решающую роль в достижении планируемых законодателем результатов сыграют не сами нормативные акты (страдающие иногда серьезными недостатками), а надлежащие действия субъектов применения права». (См: Оценка законов и эффективности их принятия. Материалы Международного семинара, 16-17 декабря 2002 г., г. Рязань. — М.: Издание Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, 2003. С. 35). Поэтому особую важность приобретает совершенствование принципов беспристрастного, справедливого, предсказуемого и обоснованного разрешения налоговых дел.

Адекватность истолкования Конституционным Судом РФ принципа справедливости административного и судебного порядка подтверждается примерами зарубежной практики. Так, в американском судебном деле Murphy v. IRS предметом спора стал вопрос: признается ли денежное возмещение, полученное в качестве компенсации морального вреда, доходом для целей налогообложения физических лиц? Суд обратился к анализу «первичного намерения» (original intent) и принял решение, что разработчики 16-й поправки к Конституции США не рассматривали денежную компенсацию морального вреда как облагаемый налогом доход (Case 05-5139 Marrita Murphy and Daniel J. Leveille v. Internal Revenue Service of the U. S. A. (United States Court of Appeals for the District of Сolumbia circuit, August 22, 2006)).

В данном смысле российская практика выгодно отличается тем, что такой вопрос не становился предметом судебных разбирательств. В Письме ФНС РФ от 23.11.2005 N 04-1-02/[email protected] дано разъяснение по вопросу налогообложения компенсаций. Заключение, что возмещение морального вреда не подлежит обложению НДФЛ, сделано налоговым органом исходя из анализа гражданско-правовой природы таких компенсационных выплат в качестве аргументации правил п. 3 ст. 217 НК РФ. Налоговый орган не обратился к конституционным положениям, имеющим прямое действие.

Опыт разрешения налоговых споров в административном, судебном арбитражном и конституционном порядке обнаруживает, что часто налоговые проблемы возникают именно из-за применения норм к ситуации, связанной с налогообложением. В принципах, изложенных в первой части НК РФ, сконцентрированы «дух» и буква налогового законодательства. Следуя аналогии, что КС РФ выявляет «дух» и букву Конституции РФ, правоприменители (судебные и налоговые органы) должны четко понимать конституционность любой подлежащей применению налоговой нормы и с учетом данного обстоятельства выявлять не только вопросы права, но и факты в каждом конкретном споре.

Таким образом, абсолютно логично расширение объективных пределов юридической силы и обязательности правовых позиций Конституционного Суда РФ как источников налогового права, оказывающих влияние на налогообложение. С точки зрения практики отрицать это бессмысленно, особенно если учитывать динамику развития налоговых отношений.

налоговый юрист, аспирант Ставропольского

Государственного Университета (г. Ставрополь)

«эж-ЮРИСТ», N 2, январь 2007 г.

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 75 рублей или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Купить документ Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Издание: Российская правовая газета «эж-ЮРИСТ»

Учредитель: ЗАО ИД «Экономическая газета»

41019 — для индивидуальных подписчиков

41020 — для предприятий и организаций

Адрес редакции: 127994, ГСП-4, г. Москва, Бумажный проезд, д. 14

Читайте так же:  Деятельность органов государственного финансового контроля

Телефоны редакции: (499) 156-76-56, (499) 152-63-41

Телефоны/факс: (499) 156-76-56, (499) 152-63-41

http://base.garant.ru/5318351/

ЗАЩИТА ИНТЕРЕСОВ И ПРАВ НАЛОГОПЛАТЕЛЬЩИКОВ В СУДЕБНЫХ ИНСТАНЦИЯХ И В КОНСТИТУЦИОННОМ СУДЕ РОСИИ

Право налогоплательщиков на судебное обжалование актов налоговых органов, действий (бездействия) их должностных лиц закреплено в ст. 137-138 НКРФ. Обжалование произво­дится юридическими лицами и индивидуальными предприни­мателями в арбитражный суд, а физическими лицами, не име­ющими статуса предпринимателя, — в суд общей юрисдикции.

Налоговый кодекс не конкретизирует порядок рассмотре­ния таких исков, содержит лишь отсылочную норму к арбит­ражному процессуальному и гражданскому процессуальному законодательству. В ряде стран (например, в США и ФРГ) дей­ствуют специальные налоговые суды, которым подведомствен­ны любые налоговые споры.

К очевидным преимуществам судебного способа защиты прав и интересов налогоплательщиков относятся:[8]

· относительная объективность разрешения спора, как след­ствие его рассмотрения вне рамок налогового ведомства;

· возможность принятия судом мер по обеспечению иско­вых требований в виде запрещения налоговому органу списывать недоимку и пени до разрешения спора по су­ществу возникшего вопроса;

· детальная урегулированность всех стадий судебного производ­ства процессуальным законодательством;

· возможность получения исполнительного листа и при­нудительного исполнения решения суда.

Судебная практика России по налоговым спорам выделяет следую­щие группы исков налогоплательщиков:

1. Предъявление иска о признании недействительным ненор­мативного акта налогового органа. Предметом обжалования по таким искам является:

· решение налогового органа о взыскании недоимки, пеней и штрафов, принятое по результатам налого­вой проверки;

· решение об отказе в предоставлении отсрочки (рас­срочки) по уплате начисленного налога или сбора;

· решение о досрочном прекращении действия отсроч­ки, рассрочки по уплате начисленного налога или сбора;

· решение о приостановлении операций по счетам на­логоплательщика;

· решение о наложении ареста на имущество налогоплательщика — предприятия, организации;

· решение о направлении суммы излишне уплаченно­го налога на исполнение обязанностей по уплате на­логов или сборов и т.д.

2. Предъявление иска о признании незаконными действий (без­действия) должностных лиц налогового органа позволяет налогоплательщику защищать свое право, даже если на­рушение этого права происходит вне связи с каким-либо актом налогового органа, имеющим документальную форму.

Самым распространенным примером является неисполне­ние налоговым органом обязанностей по своевременному и полному возврату излишне уплаченных сумм налога в поряд­ке, предусмотренном ст. 78 НКРФ.[9]

3. Предъявление иска о признании поручения не подлежащим исполнению. Эта возможность применяется тогда, когда формальное решение на­логового органа по каким-либо причинам отсутствует, но на банковский счет конкретного налогоплательщика уже направлено инкассовое поручение.

4. Предъявление иска о возврате из бюджета излишне упла­ченных или взысканных сумм налогов, пеней, штрафов. Такой иск целесообразен при отсутствии ненормативного акта на­логового органа, повлекшего излишнюю уплату сумм с налогоплательщика, или в том случае, когда необходимо получение исполнительного документа о принудительным исполне­нии судебного решения по возврату сумм из бюджета.

5. Предъявление иска о возмещении убытков, причиненных действиями (бездействием) налоговых органов, как один из способов защиты нарушенных прав, предусмотрен ст.12 ГКРФ. Защита гражданских прав осуществляется путем: признания права; восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки; признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления; самозащиты права; присуждения к исполнению обязанности в натуре; возмещения убытков; взыскания неустойки; компенсации морального вреда; прекращения или изменения правоотношения; неприменения судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону; иными способами, предусмотренными законом.[10]

Оно может заявляться и наряду с другими требованиями в защиту нарушенного права. Порядок воз­мещения ущерба регламентирован гражданским законодательством путем установления особых правил для слу­чаев причинения вреда субъектам права государственными органами России (ст.16 ГКРФ) «Возмещение убытков, причиненных государственными органами и органами местного самоуправления». А именно, убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежат возмещению России, соответствующим субъектом России или муниципальным образованием.

6. Предъявление иска о признании недействительным нормативного акта налогового органа. Налогоплательщик впра­ве обжаловать в суд эти акты, если считает, что они нала­гают на него дополнительные, не предусмотренные законодательством обязанности и выходят за рамки ком­петенции принявшего их органа. Судебное обжалование актов (в том числе нормативных) налоговых органов, действий или бездействия их должностных лиц организациями и индивидуальными предпринимателями производится путем подачи искового заявления в арбитражный суд в соответствии с арбитражным процессуальным законодательством. То есть, ст. 138 НК РФ прямо устанавливает, что обжалование нормативных актов на­логовых органов организациями и предпринимателями осуществляется в арбитражном суде России. Граждане, не имеющие статуса предпринимателя, должны обжаловать нормативные акты государственных налоговых органов в судах общей юрисдикции.

При наличии сомнений в конституционности акта законо­дательства о налогах и сборах налогоплательщик может обра­титься за защитой своих прав в Конституционный суд РФ. Это право основано на том, что обязанность по уплате налогов яв­ляется конституционной. Конституционный Суд России по запросам Президента России, Совета Федерации, Государственной Думы, одной пятой членов Совета Федерации или депутатов Государственной Думы, Правительства России, Верховного Суда России и Высшего Арбитражного Суда России, органов законодательной и исполнительной власти субъектов России разрешает дела о соответствии Конституции России. Как видим, в соответствии со ст. 125 Конститу­ции РФ Конституционный суд проверяет конституционность применяемого или подлежащего применению закона по жало­бам на нарушения конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов.[11]

В ходе рассмотрения дел о проверке конституционности нормативных актов о налогах и сборах Конституционный суд РФ дает толкование конституционных норм и формулирует основные принципы налогообложения. Если нормативные акты о налогах и сборах противоречат этим принципам, он объявляет их несоответствующими Конституции РФ. Гражда­не и их объединения вправе обращаться в Конституционный суд РФ с жалобой о признании неконституционным закона или отдельных его положений, если: этим законом нарушены их права и свободы и этот закон применен или подлежит применению в конкретном частном случае.

Таким образом, налогоплательщик вправе обращаться в Конституционный суд, лишь после предварительного обраще­ния в суд общей юрисдикции или арбитражный суд и примене­ния обжалуемых положений закона в конкретном рассматриваемом деле.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Для студента самое главное не сдать экзамен, а вовремя вспомнить про него. 10370 — | 7652 — или читать все.

Видео (кликните для воспроизведения).

http://studopedia.ru/21_15052_zashchita-interesov-i-prav-nalogoplatelshchikov-v-sudebnih-instantsiyah-i-v-konstitutsionnom-sude-rosii.html

Налоговые споры в конституционном суде
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here